facebook youtube
Миллиардер, который не олигарх. Или 10 препятствий для Вадатурского

Миллиардер, который не олигарх. Или 10 препятствий для Вадатурского

Он без понтов. Хотя его состояние, по разным сведениям, оценивается от 800 миллионов до 1,5 миллиарда долларов. И офис Вадатурского находится не где-нибудь в центре Киева, а в провинциальном Николаеве – просто так удобнее для работы.

Когда-нибудь о нем снимут большое кино. Потому что о таких нельзя не снимать: «тертые калачи», вгрызающиеся в жизнь, идущие от цели к цели, они всегда будут вызывать зависть и восхищение. Генри Форд, Эндрю Карнеги, Говард Хьюз – вот фигуры, равные Вадатурскому по значению. Но для осознания этого факта нужно, чтобы мы, украинцы, научились уважать сами себя, а не боготворить заокеанские образцы.

27 лет – ровно столько, сколько самой Украине – Алексей Вадатурский владеет «Нибулоном», своим детищем. Владеет безраздельно, всеми 100% акций. У него нет, и никогда не было управляющих. Сам хозяин – сам и работник. И не в жадности тут дело, а в фанатичной преданности своему делу. Просто никто не сделает лучше.

Рождение «Нибулона».

Печально все в нашей стране…

История становления «Нибулона», эффективности и целесообразности всей этой вертикально интегрированной махины, могла бы стать историей развития Украины.

Могла бы…

Если бы таких, как Алексей Вадатурский набралось человек с пятьдесят. Но вначале 90-х было принято тупо «пилить бабло» и присваивать гос. Предприятия. Вся чиновничья рать, все администраторы заводов и фабрик бросились разворовывать экономику. И на Вадатурского, уже тогда бывшего «белой вороной» во всей этой свистопляске, махнули рукой: делай, что хочешь…

Он и делал. Выходец из семьи колхозников, Алексей Афанасьевич двадцать лет жизни отдал своему хлебу и к 1991 году занимал должность заместителя начальника Николаевского областного управления хлебопродуктов. Менеджеры-переговорщики из венгерской компании Kombiseed Kft, поставлявшей в Николаевскую область элитные семена кукурузы и подсолнечника, не промахнулись, когда поставили на него. Нужна валюта? – Нужна. Обеспечат ли колхозы надлежащий урожай? – Конечно!

Цепь сотрудничества замкнул британский зернотрейдер Meridian Commodities, продававший сельхозпродукцию по всему миру. Так образовалось совместное предприятие «НИБУЛОН» (Николаев-Будапешт-Лондон). А Алексей Вадатурский из чиновника рушащегося планового мирка стал бизнесменом. Чтобы после завоевать мир.

Препятствие первое: конфликт интересов.

Тогда работы прибавилось. В урочное время Вадатурский занимается привычным делом чиновника управления, а уж потом допоздна – своим «Нибулоном». Работали на общественных началах. Никто: ни сам Вадатурский, ни его команда зарплату не получали. Да и инвестиций никаких со стороны зарубежных партнеров не было.

Украину душили тогда бартер и кризис неплатежей. Выстраивались целые цепочки взаимозачетных операций. Вадатурскому ничего не оставалось, как идти по накатанному до него пути. Против него было возбуждено уголовное дело. Алексей Афанасьевич с блеском доказал свою невиновность, но терпение у руководства области лопнуло: ты или работай на должности, или уходи в свой «Нибулон».

Был риск. Вадатурский собрал крошечную команду «нибулоновцев» в импровизированном офисе и прямо изложил суть дела. Сказал присутствующим, что могут оказаться и без денег, и без работы. Не обещал перспектив. Из семи человек за ним ушло пятеро. Шел 1993 год.

Препятствие второе: гибель колхозов.

Вскоре после начала свободного плавания Вадатурский столкнулся с проблемой, предвидеть которую в быстро меняющемся мире было нельзя. Колхозы, рудимент плановой экономики, стали разваливаться на глазах; хотя по идее сельскохозяйственная артель считалась в рыночных условиях устойчивой. Из связки: поставка семян – сбор урожая – экспорт зерновых выпадало наиболее существенное звено. Что делать?

Прежде всего, колхозы недополучали дизтопливо, монополию на поставки которого осуществляли госструктуры. Вадатурский, спасая партнеров и свой бизнес, организовал импорт «соляра» и бензина из заграницы. Поскольку речь шла о сельском хозяйстве, дело это было рискованное. У «Нибулона» образовались долги.

Выход нашелся в смелом решении арендовать колхозные поля и самим закупить технику. «Нибулон» из компании-посредника превратился в полноценного производителя.

Препятствие третье: заговор олигархов

В 1998 году «Нибулон» - первая и единственная компания в Украине – получил от Всемирного банка кредит в размере 5 миллионов долларов. Сын Алексея Вадатурского, Андрей, учится в престижной Лондонской школе экономики и политики. Уже тогда семья Вадатурских ориентируется на западные стандарты ведения бизнеса, заглядывает в далекую перспективу. Все вроде бы здорово, но…

Премьером был тогда Валерий Пустовойтенко. Он начал настоящую войну с компаниями, в уставных фондах которых присутствовал иностранный капитал. Политической задачей было банкротство этих компаний и передача принадлежавших им объектов украинским олигархам. Попал под раздачу и Вадатурский. Против него возбудили сразу четыре уголовных дела. И он снова доказал свою невиновность.

На кредитные средства был построен первый зернопогрузочный терминал.

А слово «олигарх» на всю жизнь для Алексея Афанасьевича сделалось ругательным.

Препятствие четвертое: болезнь роста.

В начале «нулевых» «Нибулон» стремительно развивался. Каждая четвертая тонна экспортного украинского зерна была продана именно этой компанией. В 2000 году единственный сын основателя бизнеса, Андрей Вадатурский, после окончания учебы стал магистром наук по экономике. Он уже давно трудился в «Нибулоне», но строгий отец заставил его пройти все ступени карьерной лестницы: менеджер коммерческого отдела, начальник торгового отдела

Только через шесть лет после начала работы в компании Вадатурский-старший назначает Андрея своим заместителем по торговле. Никакого снисхождения к сыну!

Теперь тому пришлось решать задачи по логистике. Перевозка зерна к Николаевскому порту наземным транспортом обходилась дорого. Но был Днепр, традиционная транспортная артерия, за годы независимости превратившаяся в пустынную тропу. «Укрречфлот» распродал свои суда «река-море», и теперь они ходили под чужими флагами. Вадатурские задумали революцию.

Ни одна сельскохозяйственная компания мира не имеет своего транспортного флота. А у «Нибулона» он будет!

В 2009 году компания заключает контракт на 36 миллионов долларов с николаевским заводом «Океан» на постройку серии из 24 речных барж и буксиров. Руководство верфи радостно потирало руки – контракт спас их от полного разорения.

Так «Нибулон» стал перевозчиком.

Препятствие пятое: николаевские «пираты».

Правовое поле, в котором вертится украинская экономика, сконструировано таким образом, что частное перемешано с государственным. Чиновники из профильных министерств, руководители государственных предприятий, как правило, владеют фирмами-прилипалами, паразитирующими на госсобственности. Все всё знают, и всех всё устаривает.

Николаевский морской порт – предприятие государственное. Но и начальник, и капитан порта участвуют в бизнесе через принадлежащие им стивидорные компании. «Нибулон» со своим собственным терминалом им только помеха.

В октябре 2009 года разгорелся конфликт, переросший в международный конфуз. По контракту с «Нибулоном» к стенке его терминала должно было стать под погрузку судно Preventer. И вдруг администрация порта заартачилась. Дескать, суда таких габаритов подходный канал пропустить не в состоянии. Хотя буквально неделю тому по фарватеру прошло судно еще крупнее, а ранее он пропускал и авианесущие крейсера.

Preventer стоял на якоре. Каждые сутки убыток от его простоя составлял 50 тысяч долларов. Администрация порта предлагала Вадатурскому грузиться на рейде. Сразу три задачи решали портовые чиновники: сбить спесь с Вадатурских, заработать самим и подорвать деловую репутацию «Нибулона».

Судно простояло на рейде пять(!) месяцев – до марта 2010 года.

Вадатурский обращается в Николаевский окружной административный суд с иском, а министр транспорта Винский – в Генеральную прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело.

В суде процесс намеренно затягивается бесконечными ходатайствами, подаваемыми портовыми властями. Это вместо того, чтобы за несколько дней – если уж такая потребность есть – провести дноуглубление.

Итог: Вадатурский взыскал с Николаевского порта понесенные компанией убытки в 12,5 миллионов гриве. Только в двойном размере.

Препятствие шестое: контракт по судостроению сорван; бюрократические препоны.

Только часть контракта по заказу «Нибулона» оказалась судозаводом выполнена. Уже в следующем году завод «Океан» сменил своих хозяев и менеджмент, а новые люди бездумно расторгли договор.

Вадатурские тогда «влетели» на кругленькую сумму, но от идеи не отказались. Напротив, дополнили ее новым диверсификационным проектом.

Значение «Нибулона» для мировой экономики стало к тому времени настолько весомым, что Европейский банк реконструкции и развития долго не раздумывал: компании на развитие речных перевозок выделили кредит в 50 миллионов долларов.

Берега Днепра стали обрастать погрузочными терминалами, зернохранилищами, элеваторами. Впрочем, «обрастало» все гораздо быстрее, чем согласовывалось. Так, строительство терминала «Витово» было окончено в 2 месяца, а на согласование (выжимание взяток) ушло десять!

Наконец, в 2013 году компания покупает у Александра Зелинского судостроительный завод «Лиман»; точнее то, что от него осталось – полуразрушенные корпуса с земляными полами. Это был единственный объект, который «Нибулон» приобрел.

Вадатурский занялся судостроением. Сейчас завод «Нибулон» стоит столько судов, сколько вся остальная промышленность Украины.

Препятствие седьмое: война с Януковичем.

Команда «донецких», едва придя к власти, набросилась на «потоки». Экспорт зерна через компанию «Нибулон» был на какое-то время заблокирован. Морские порты попали под контроль «смотрящих» из Киева. Сам министр аграрной политики Николай Присяжнюк не постыдился сделать Вадатурскому предложение: отдайте долю в бизнесе – и сделаем вас монополистами в экспорте зерна.

Вадатурский не уточнил, какую именно долю. Он не стал с ним даже разговаривать.

Препятствие восьмое: война с новым режимом.

«Винницкие» сменили «донецких», но лучше не стало. Камнем преткновения стал законопроект о внутреннем водном транспорте. «Нибулон» к тому времени обзавелся целым флотом судов по проведению дноуглубительных работ. Компания готова была модернизировать всю речную систему Украины, разумеется, не за собственный счет, а из средств госбюджета. Участие в тендере? – Нет проблем!

Иного мнения придерживался министр транспорта Владимир Омелян. Он считал, что если это так нужно «Нибулону» - вот пусть и делает. Зато проектом закона предполагалось введение так называемого «речного сбора». Хитрость заключалась в том, что сбор этот должны были контролировать чиновники, близкие к основному конкуренту «Нибулона», компании «Укрречфлот».

Доставшаяся в наследство от СССР, эта некогда мощная организация, была раздерибанена по фрахтам и «удобным флагам». То, что от нее осталось, приватизировал Константин Григоришин. Он был узлом теневых денежных потоков на речном транспорте.

Предчувствуя наперед схватку, Алексей Вадатурский делегирует в Верховную Раду своего сына Андрея – лоббировать интересы «Нибулона». Тот нехотя соглашается, понимая, что жесткий отец уже не будет ему платить жалование топ-менеджера. А с голой депутатской зарплатой – при необходимости проводить рауты и встречи с аппаратом министерств и представителями международных банков – в Киеве особо не разгуляешься.

В августе 2015 года обнародован законопроект, поддержанный лоббистами Бурбаком, Кононенко, Дубневичем, Мушаком, Сольваром – наиболее одиозными фигурами из олигархического клана. Проектом предполагается речной сбор, который похоронит идею модернизации Днепра, ибо стоимость перевозок взрастет и, в конечном итоге, приведет к еще большему росту цен.

Вмешательство европейских институций отодвигает принятие закона. В ответ министр Омелян обращается к банкам Европы, чтобы те не кредитовали инвестиционные проекты Вадатурского.

«Нибулон» расчищает русло Южного Буга, и впервые за десятки лет делает реку судоходной. Ничья.

Препятствие девятое: днепровские пороги и пороги киевских министерств.

Создание системы водохранилищ ликвидировало пороги на Днепре. Но лимитированная глубина (3,65 м.) нарушалась у Каменного (бывш. Днепродзержинск), где под воду ушли камни некогда бушевавших водоворотов. Проходить их можно было лишь в определенное время суток.

Вадатурский планирует сделать Днепр вторым Миссисипи. Для этого требуется углубить фарватер у Каменного и модернизировать все шлюзы на греблях водохранилищ. По подсчетам, объем инвестиций составит 300 миллионов долларов. Впервые в истории Украины Европейский инвестиционный банк подписывает контракт с частным лицом – с Вадатурским. Сумма контракта – 71 миллион евро. Здесь – элеваторы, флот, шлюзы…

Уже загодя для «Нибулона» его же верфь строит баржи по 4000 тонн. Дноуглубительный флот компании готов выполнить работы за три месяца.

Дело за малым. Но это «малое» - насквозь прогнившая и продажная управленческая вертикаль, которую не пошатнуть. Ответ чиновников прост: механизма компенсации затрат на законодательном уровне не существует.

Что же делает Вадатурский?

Он ставит в известность Министерство инфраструктуры и самостоятельно начинает углублять Днепр. Дикое самоуправство! Контролирующие ведомства в бешенстве. Прокуратура возбуждает дело и оперативно шлет целый отряд проверяющих. Угрожают арестом техники.

«Мы вынуждены были, едва начав работы, убраться с Днепра, чтобы нас там не арестовали» - вспоминает Вадатурский. В конечном счете, ему пришлось доказывать, что он ничего не украл.

Этот бой Алексей Афанасьевич проиграл.

Препятствие десятое: Нил.

Стая щелкоперов сочиняет целую серию заказных статей против Вадатурских. «5 канал», детище Порошенко, снимает сюжет с высосанными из пальца домыслами. Бизнесмен, у которого безупречная репутация во всем мире, властям неугоден. Его называют олигархом, монополистом, хотя компания Вадатурского за все годы существования ни разу не участвовала в приватизационных тендерах, а строила все сама.

Европейский банк реконструкции и развития вынужден вступиться за Вадатурского. 15 марта 2018 года по инициативе банка собрано совещание с участием чиновников Мининфраструктуры. Рассматривается проект закона о внутренних водных путях. Но даже солидной европейской институции не удается переубедить казнокрадов.

В эти же дни на судозаводе «Нибулон» происходит знаковое событие: спущено первое морское судно. Целая серия таких судов должна, по замыслу, ходить по плечу Украина – Египет, перевозя зерно. Но главное не это. В прессу просочилась информация, что Вадатурский решил всерьез заняться Нилом. Планируется углубить реку для судоходства, а по берегам будет создана цепь зернохранилищ. Компания готова инвестировать в проект фантастическую сумму в 2 миллиарда долларов. Нил станет транзитом для продвижения украинского зерна вглубь Африки. Размах библейского Иосифа!

Аналитики утверждают: «Нибулон» перенаправляет инвестирование с Днепра на Нил. В Украине – олигархический железобетон, который не пробить даже такому человеку, как Вадатурский. С дружной помощью мировых банков. Со всеми кредитами, выделяемыми Порошенко под реформирование экономики и всей правовой системы страны. Ничего не получится.

Вадатурский хочет работать. Вопрос в том, станет ли соблазн Нилом тем последним препятствием, из-за которого этот несгибаемый человек устанет подталкивать Украину? И вопрос касается не одного Вадатурского.

Миллиардер, который не олигарх. Или 10 препятствий для Вадатурского
Миллиардер, который не олигарх. Или 10 препятствий для Вадатурского

Похожие статьи:

На верх